uacrussia (uacrussia) wrote,
uacrussia
uacrussia

Покоритель небесного океана: моряк-подводник внедрил передовую технологию в авиастроении



В этом году центр компетенций Объединенной авиастроительной корпорации — компания «АэроКомпозит» — выпускает первое композитное крыло для нового пассажирского лайнера МС-21. С начала работы организации активное участие в освоении технологий, применяемых в настоящее время специалистами компании при создании композитных элементов конструкций воздушных судов, принимал Алексей Слободинский.

Первопроходцы

Несколько лет назад руководство Объединенной авиастроительной корпорации приняло решение о реализации программы по созданию специализированных центров компетенций. Всего на базе действующих авиационных заводов планировалось построить 12 новых производств. Так, для развития композитного направления «с нуля» возвели две производственные площадки в Казани и Ульяновске по выпуску элементов конструкций для самолетов, а также была создана опытная лаборатория технологий и конструкций в Москве. Сегодня «АэроКомпозит» — слаженный и целостный механизм, который ежедневно набирает обороты.

На днях ульяновская производственная площадка выпустит первое крыло для пассажирского лайнера МС-21 по технологии, ранее не применявшейся в мировой практике при изготовлении силовых элементов конструкции. Инфузионная технология позволила отказаться от самого энергозатратного этапа производства — автоклавной печи и за счет интенсивного использования промышленных роботов в пять раз сократить трудоемкость при выпуске крыла по сравнению с аналогичными действующими производствами в других странах мира. В команде — люди, которые живут одной идеей, и ради ее воплощения в реальность готовы кардинально менять свою жизнь…

«С корабля на бал»

Одну из ведущих ролей в становлении предприятия сыграл Алексей Слободинский, генеральный директор «КАПО-Композит». К моменту прихода в стартап «АэроКомпозита» у отставного моряка-подводника был за плечами опыт руководства энерготехнической группой атомной подводной лодки и спецотделом в Управлении поисковых и аварийно-спасательных работ штаба ВМФ. Слободинский отвечал за разработку спасательной техники и снаряжения, медицинского оборудования, внедрял на кораблях и подводных лодках новые приборы и аппараты.

«Была проделана большая работа, которая позволила внедрить в жизнь передовые разработки. Однако в 2010 году мне поступило предложение, от которого я не смог отказаться. Мне предстояло возглавить опытную лабораторию технологий и конструкций из полимерных композиционных материалов в первом центре компетенций ОАК. Это было абсолютно новое для меня направление — не только изучение технологий в авиастроении, но и внедрение их на авиационном производстве», — вспоминает Слободинский.

В Москве был собран костяк команды, в который вошли выпускники Московского авиационного института, Российского государственного технологического университета им. К. Э. Циолковского, Российского химико-технологического университета им. Д. И. Менделеева и других технических вузов. Это была талантливая молодежь: инженер-технолог Алексей Нестеров, технологи Андрей Третьяков и Алексей Ульянов. Опытным наставником был представитель советской школы технологов Андрей Громашев.

«Нам предстояло в кратчайшие сроки изучить композиционные материалы, выбрать технологии для применения на производстве и отработать их. На основании проделанной работы приступили к запуску двух заводов — одного в Казани, который бы использовал автоклавную технологию для производства агрегатов механизации крыла и хвостового оперения, другого в Ульяновске, работающего по инфузионной технологии. До России никто не применял данную технологию при создании крыла размахом 36 метров, к примеру, как у МС-21», — говорит Слободинский.

В Москве на площади около 1000 квадратных метров построили лабораторный комплекс, оснастив его ключевыми производственными участками, как на будущих заводах: «чистой комнатой» с постоянной влажностью и температурой, новейшим измерительным и технологическим оборудованием.

«Знакомые часто спрашивали: каково это работать в авиации после военно-морского флота? — рассказывает Слободинский. — С первых дней работы в "АэроКомпозите" обнаружилась общая черта — и там, и там приходилось по много часов заниматься поиском верного решения, сплачивать вокруг себя молодежь. И на флоте, и в авиации основная нагрузка при внедрении технологий ложится на ребят в возрасте 25–30 лет, молодежь лучше впитывает знания и выдает новые идеи».

Казанское давление

Параллельно с развитием опытной лаборатории Слободинский начал заниматься отладкой технологического процесса на казанском заводе «КАПО-Композит», «жить» и запускать процессы приходилось буквально «на два дома» — в Москве и в Казани. Шла работа над запуском производства в Ульяновске. Инфузионная технология позволила отказаться от самого энергозатратного этапа производства — автоклавной печи и за счет интенсивного использования промышленных роботов в пять раз сократить трудоемкость при выпуске крыла по сравнению с аналогичными действующими производствами в других странах мира.

«Мы внедряли на своих производствах лучшее, что есть в международном опыте, и применяли технологии, которые бы опережали лучших конкурентов. Специалисты, побывавшие на наших заводах, говорят, что нам удалось», — говорит Слободинский.
Летом 2013 года в Казани ОАК запустила первый завод — «КАПО-Композит», выпускающий агрегаты для SSJ100, а позднее уже и для МС-21.

С февраля 2015 года Алексей Борисович назначен генеральным директором «КАПО-Композит». На заводе используется усовершенствованная автоклавная технология для выпуска композитных элементов конструкции. Изготовление изделия происходит за два технологических цикла (на других предприятиях, использующих данную технологию, за три).

Это позволяет добиваться существенной экономии при выпуске продукции. Со временем технологии, используемые на «КАПО-Композит», придут на замену тем, которые были развернуты на авиастроительных предприятиях еще в советское время.
В добавление к первой серийной продукции — комплектам механизации крыла и хвостового оперения для SSJ100, включающим в себя различные элементы, добавилась работа по выпуску комплектов для лайнера МС-21. Несмотря на то, что номенклатура для МС-21 больше, запускать новый проект оказалось проще. За счет ранее набитых шишек.

«Самым трудным в нашем казанском проекте оказалось не строительство в сжатые сроки, установка суперсовременного оборудования, поиск и адаптация почти трехсот сотрудников. Сложным оказалось изменение психологии людей, перелом устоявшихся годами привычек «опытных производственников»», — говорит Слободинский.

Один из примеров — организация работы почти четырех десятков сотрудников в «сердце» производства — помещении «чистая комната» площадью около 6000 кв. метров. Каждая деталь из композиционных материалов состоит из десятка наложенных друг на друга кусочков ткани из углеродного волокна. Для сохранения эластичности материала, для предотвращения его слипания и оптимального положения при лазерном раскрое необходимо поддерживать идеальные климатические условия — постоянную температуру, влажность и чистоту. Влажная уборка в помещении проводится три раза в сутки, а для поддержания тепла построена даже специальная котельная.

Человеческий волос и обычная пыль могут привести к браку изделия стоимостью в миллион рублей. «Очень сложно привить культуру производства в «чистой комнате» и научить работать в среде, где еще никто и никогда в регионе не работал», — говорит Слободинский.

Роботизированное оборудование для проведения неразрушающего контроля лишь однажды выявило брак — попадание волоса — за два года работы завода. Требования постоянно носить бахилы, белые халаты, специальные шапочки, перчатки — лишь видимая часть айсберга. Только один из трех специалистов, пришедших на «КАПО-Композит» с других предприятий, готов был полностью соблюдать все строгие правила и закреплялся на производстве. Правда, те «ветераны», кто все же сумел адаптироваться к новым условиям труда, показывают лучшие результаты по сравнению с молодыми коллегами.

«Производственные процессы в Казани к этому году в целом мы наладили. Когда приезжаю в Татарстан из Москвы, даже давление перестает скакать. Возможно, климат здесь стабильнее, возможно — стабилизировали процесс», — шутит Слободинский.

В этом году «КАПО-Композит» планирует начать выполнение заказов не только для предприятий ОАК, но и для сторонних организаций. Это работы по изготовлению элементов конструкций для авиадвигателей, вертолетов. Из-за увеличения производственных темпов большинство участков предприятия переводят на трехсменный график работы.

До конца года завод запускает новый участок по ремонту изделий из полимерно-композиционных материалов, также появится служба послепродажного обслуживания.

«Как я едва не стал военным дирижером»

— Так сложилось, что я офицер в четвертом поколении, капитан 1 ранга запаса. Прадед командовал полком в русско-японскую войну, дед прошел три войны — финскую, Великую Отечественную и японскую. Сам я родился в семье военного дирижера, закончил музыкальную школу и, если бы не увлечение техникой в старших классах, то наверняка продолжил бы дело отца. Со второго раза поступил в Высшее военно-морское училище на электротехнический факультет. После окончания уехал служить на базу Северного флота — Западная Лица. На многоцелевой подводной лодке проекта 671РТ участвовал в десяти боевых походах. Ходили в разных морях и океанах, четыре раза пересекали экватор, были и на Северном полюсе. Закончил службу на АПЛ командиром боевой части (БЧ-5) в звании капитана второго ранга.

Возглавил спецотдел в штабе ВМФ, который занимался разработкой новых образцов спасательной и водолазной техники, специального снаряжения и медицинского оборудования. Моя гордость — создание аппарата по спасению людей от переохлаждения. На смену традиционным средствам — шерстяному белью, одеялу и растиранию спиртом, мы внедрили аппарат, в основу работы которого заложен принцип насыщения крови кислородом с использованием гелиево-кислородных смесей. После его применения эффект ощущался уже через считанные минуты.

Пытался внедрить свои знания и навыки в других направлениях. Когда поступило предложение от представителей компании, входящей в ОАК, просто не мог отказаться.

Была поставлена сложная задача — найти усовершенствованную технологию для авиации, которую еще никто никогда не применял. К ее решению приступил с большим энтузиазмом.

— Как помогал военный опыт при работе с композиционными материалами?

— Еще отец русской авиации Николай Егорович Жуковский установил, что передвижение летательных аппаратов и плавательных средств основано на общих принципах (смеется).

Конечно, наши специалисты уже совсем другие. Они очень сильны в компьютерных технологиях, у них шире взгляд на мир. Ну и как везде в технике: если тебе не нравится, то добиться результата просто невозможно.
Tags: Горизонты, МС21, интервью, композиты, персоны, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments