uacrussia (uacrussia) wrote,
uacrussia
uacrussia

История одного «Рейса»: разработки "Туполева" позволили СССР лидировать в новой области авиастроения

Tu-300_MAKS-1999_05.jpg
Фото А.В. Карпенко

Сегодня абсолютными лидерами в области производства беспилотной авиации (в том числе и ударного типа) считаются США и Израиль, хотя еще в 80-е годы прошлого столетия наша страна была одним из основных фаворитов в этой сфере. Почти полвека назад ОКБ им. А. Н. Туполева создало такие известные теперь аппараты, как Ту‑143 «Рейс» и Ту‑141 «Стриж».

Туполевское конструкторское бюро приступило к созданию комплексов беспилотной разведки тактического и оперативного назначения в середине 1960-х годов. Возглавили работы главный конструктор Алексей Туполев и руководитель проектов беспилотных комплексов Валентин Близнюк, позже его место занял Леонид Куликов.

В техническом задании на комплексы нового поколения в дополнение к малозаметности, мобильности, автономности и другим тактико-техническим требованиям были добавлены пункты, выполнение которых заставило разработчиков пересмотреть вопросы проектирования, производства и испытаний беспилотной техники. Например, беспилотный летательный аппарат (БПЛА) должен был быть многократного использования, выполнять полеты как на малых, так и на больших высотах, и даже над горными районами.

В кратчайшие сроки был разработан и испытан новый комплекс тактической разведки «Рейс». В декабре 1968 года состоялся первый успешный полет беспилотного летательного аппарата Ту‑143, а серийное производство беспилотника началось еще в ходе государственных испытаний.

Ту‑143 «Рейс» обладал весьма внушительными габаритами. Его длина составляла 8,06 м, размах крыльев — 2,24 м, масса — 1 230 кг. Этот БПЛА предназначался для ведения тактической разведки в прифронтовой полосе, а также наблюдения за радиационной обстановкой. По окончании полета Ту‑143 разворачивался и возвращался обратно в зону посадки. Для обеспечения многократного применения на беспилотных комплексах туполевского ОКБ была разработана и внедрена парашютно-реактивная система спасения аппарата с посадочным устройством шасси, а также предусмотрена полная автономность посадки без применения специальных воздушных и наземных средств обеспечения.

Новый комплекс быстро освоили в войсках и высоко оценили как надежное, высокоэффективное средство тактической разведки. Важным преимуществом Ту‑143 как носителя разведывательного оборудования было наличие НПК — навигационно-пилотажного комплекса. Он обеспечивал более точный выход на участок сравнении с пилотируемыми тактическими самолетами-разведчиками того периода (МиГ‑21Р, Як‑28Р).

Разведывательный БПЛА Ту‑143 серийно выпускался в двух вариантах комплектации носовой сменной части — фоторазведчика и телевизионного разведчика. Версия фоторазведчика несла на борту аэрофотоаппарат типа ПА‑1, обеспечивавший фотосъемку 70% территории маршрута. Интервалы съемки устанавливались в автоматическом режиме в зависимости от высоты полета беспилотника. Другой вариант беспилотника выполнял телевизионную разведку за счет оборудования типа И‑429Б «Чибис». Передача телевизионного изображения на командные наземные пункты проходила по радиоканалу. Во время радиационной разведки применялась аппаратура «Сигма-Р», которая была способна передавать данные по радиоканалу и осуществлять запись на борту.

Ту‑143 был спроектирован по схеме «бесхвостка». Он представлял собой моноплан с низкорасположенным треугольным крылом малого удлинения. В передней части фюзеляжа самолета устанавливался неподвижный дестабилизатор треугольной формы в плане, обеспечивавший необходимый запас устойчивости на маршевых режимах полета. Треугольное крыло имело стреловидность по передней кромке 58° и небольшую обратную стреловидность по задней кромке.

Элероны размещались по всей кромке крыла. С их помощью выполнялось управление по крену и тангажу. В состав вертикального оперения входил киль, небольшой форкиль и рули управления.

«Если сверхзвуковых дальних беспилотных разведчиков Ту‑123 «Ястреб» было создано лишь около 50 штук, то комплекс Ту‑143 «Рейс» стал массовым — до окончания серийного производства в 1989 году было выпущено около 1 000 единиц, — рассказывает главный конструктор самолета Ту‑334 и беспилотных комплексов ОКБ им. А. Н. Туполева Игорь Калыгин. — Некоторые до сих пор находятся в эксплуатации.

Комплекс «Рейс» также состоял на вооружении Румынии и Сирии».

Предприятие и сегодня продолжает работу по созданию беспилотной авиации. Комплекс Ту‑300 «Коршун», созданный в ОКБ им. А. Н. Туполева в 1995 году, остается самым мощным российским ударным беспилотником. «Одна из задач на этом аппарате — летать полностью в автономном режиме без какой-либо радиосвязи, — говорит Игорь Калыгин. — Если связи нет, и машина молчит, то ее обнаружить достаточно сложно, тем более что эффективная площадь рассеяния у машины достаточно низкая. Связь, которая есть на борту, — это нераскрываемая связь. Когда он летит в автономном режиме, сбить его достаточно сложно».

«Коршун» уже в середине 1990-х годов мог летать на сотни километров на скоростях крылатой ракеты, набирать сотни и тысячи метров высоты, а также спускаться к самой поверхности, чтобы выполнять главную задачу — наносить удары, правда, по неподвижным целям. Лишь через несколько лет после него в небо поднялся американский конкурент Ту‑300 — разведывательный и ударный БПЛА MQ‑1 Predator.

Сегодня Ту‑300 может служить прототипом для дальнейших разработок. Речь идет не просто о глубокой модернизации Ту‑300, а о создании фактически нового беспилотного комплекса примерно с теми же летно-техническими характеристиками и в тех же габаритах, что и Ту‑300, но на самой современной базе бортового оборудования и с новой целевой нагрузкой.
Tags: Туполев, проекты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments