uacrussia (uacrussia) wrote,
uacrussia
uacrussia

За них говорит работа: сотрудники с ограниченными возможностями успешно трудятся на ВАСО



ПАО «Воронежское акционерное самолетостроительное общество» (ВАСО) – одно из немногих крупных предприятий, где традиционно в числе сотен людей с ограниченными возможностями трудятся глухонемые сотрудники. Сразу стоит оговориться: не совсем правильно считать их возможности ограниченными, по большому счету, нет речи и о благотворительности. На тех участках и производствах, на которых работают глухонемые, они трудятся на равных со всеми, а зачастую и лучше коллег.

Самые трудолюбивые

«С формальных позиций можно было бы сказать, что инвалиды у нас работают в соответствии с принятой в Воронежской области трехпроцентной квотой их приема для промышленных предприятий, – говорит директор по персоналу ПАО «ВАСО» Александр Неведров. – Но на самом деле, это давняя традиция завода и часть кадровой политики нашего предприятия. По данным на апрель, у нас работают 235 инвалидов, из них 48 – по слуху. И тут я могу напомнить, что еще в начале прошлого века американский промышленник Генри Форд, который ввел в систему прием инвалидов на работу, констатировал: «Глухонемые не требуют от нас особого внимания. Их работоспособность равна 100%». И это действительно так. К тому же эти люди, как правило, гораздо дисциплинированнее и старательнее. Как только человек освоил специальность – никаких вопросов не остается. А мы создаем условия всем хорошим и дисциплинированным работникам, и в этом плане они совершенно равноправны, в том числе по зарплате».

Участок подетальной окраски цеха №10 занимается агрегатами для всего спектра выпускаемых ВАСО самолетов и комплектов для них – Ил-96, Ан-148, «Сухой Суперджет» и для новичков – МС-21 и Ил-112В. Мастера этого участка, на котором работает самая большая «диаспора» – 11 глухонемых, единодушны в оценке их работы:

«Они предельно трудолюбивы, – рассказывает Лидия Суханова, показывая нам цех, и попутно жестами приветствуя своих сотрудниц. – Но и профессионалы, конечно, замечательные. Сейчас у нас, в основном, женщины, проработавшие не один десяток лет, так что каких-то проблем что-то им объяснить, показать нет – все схватывают сразу».

«Да, обходимся обычно полученными с опытом навыками общения, – добавляет мастер Ирина Гриднева. – Если только что-то совсем новое или тонкость какую-то в покраске разъяснить надо, бывает, недопонимают чертежи в силу особенностей своего восприятия, тогда только зовем переводчика».

На участке интерьера работают маляры высших, пятого и шестого, разрядов: это самая тонкая и дорогостоящая работа, своего рода высший пилотаж в покраске. И свои асы в этом деле тоже есть. А Тамара Бабич, Татьяна Соколова – наивысшие профессионалы своего дела, любую работу выполнят отлично. Вот только фотографироваться Тамара Васильевна ни в какую не согласилась.

«А что вы думаете? – объясняет Лидия Суханова. – Они же как все, каждая со своим характером, темпераментом, может, только более ярко выраженными. Важнее другое – Тамаре Бог руки подарил просто золотые!»

Судя по рассказам давно работающих в ВАСО с глухонемыми коллегами, в производственном коллективе их отличает огромное трудолюбие, исполнительность, абсолютное неумение хитрить. Они прямо высказывают свое мнение. Плюс ко всему это очень дружное и сплоченное сообщество, с невероятной взаимовыручкой, готовностью заступиться. Если, например, у новичка что-то не получается, или у сотрудницы проблема – они моментально соберутся и решат, как поступить. Малейшее внимание, тем более, одобрение и поощрение они принимают с огромной благодарностью.

С заводом заодно

Начальник цеха №10 Александр Какушкин с глухонемыми трудился со своей рабочей юности, и по своему огромному опыту знает, насколько они хороши в работе, какими могут быть классными специалистами.

«В первую очередь я хочу сказать, что благодарен этим людям за отличную работу. Они очень опытные, квалифицированные и самые отзывчивые наши сотрудники. Вся помощь, что им нужна – организовать их труд, помочь овладеть профессией на первых порах», – убежден Александр Владимирович.

Когда мы спросили, сколько проработали здесь маляры, посыпались ответы: 25, 28, 30, 36, 37 лет! Приходили нынешние асы на завод сразу после школы, и лишь одна, закончив техникум. Делу учились на производстве, здесь становились квалифицированными рабочими.

«Да и сама молодежь нынче не особо отличается от формально здоровых сверстников, хочет всё и сразу, – сетует инструктор-переводчик глухонемых Наталья Анохина. – И вот говоришь ему, что ты пока ничего не умеешь, а тут – авиационное производство, и чтобы зарплата больше была, нужно сначала освоить профессию. Кто это понимает, тот остается на заводе надолго».

Сама Наталья Ивановна на ВАСО 37 лет отработала, а глухонемые ее зовут второй мамой. «Мы ее все любим, без нее не можем», – жестами объясняли нам женщины. И в самом деле, она им и в работе помогает, и, когда надо, по поликлиникам мотается, и свадьбы, и разводы – всё через нее и на работе, и в неурочный час. Когда-то в цехе у глухонемых был свой «Красный уголок», и в годы популярных бразильских телесериалов по очереди переводчицы оставались после работы, чтобы донести своим подопечным все их перипетии.
«Раньше у нас было почти двести человек только глухонемых, и переводчиков было больше, – рассказывает Анохина. –

Особенно много их ушло в годы перестройки, в начале двухтысячных, когда, бывало, по девять месяцев без зарплаты сидели. Теперь, когда получше с работой, зарплата стабильная, вроде бы, наметился обратный процесс».

В общем, получается, что «болеют» инвалиды вместе со всеми воронежскими даже российскими авиастроителями, так сказать, заодно и за одно – чтобы вернулось нормальное, серийное производство самолетов. Но не просто переживают за родной завод, а делают для него все возможное.

Незаменимая

Наталья Анохина, когда только начинала работать на заводе, стала свидетелем разговора старшего переводчика и начальника цеха №1. Работал там Александр Путилин – токарь от Бога! Так вот, начальник говорил, мол, найдите мне хоть пару таких глухонемых спецов – пятерых бы говорящих с участка убрал. С тех пор, надо сказать, мало что изменилось. Были среди глухонемых ударники коммунистического труда, победители соцсоревнования, но и сегодня хороших специалистов на ВАСО стараются ценить по делам, а не по способности говорить.

Пятнадцать лет назад, глядя на небольшого роста, щупленькую Елену Асташову, тогдашний начальник термического участка цеха №105 сомневался, осилит ли она весьма непростую работу на пескоструйной машине? Сомнения отпали в первый же день. У самой же Елены Андреевны, к тому времени уже отработавшей на заводе почти двадцать лет, просто было сильное желание освоить работу, за которую платили побольше. Потому что очень хотелось, чтобы пошедшая в школу дочка ни в чем не знала нужды, выучилась и встала на ноги. И что же? Дочка уже успешно институт закончила, работает, а мама… Асташова вот уже полтора десятилетия остается лучшим на ВАСО специалистом по чистке металла, отливок и деталей! Ее знает весь завод, и даже из тех цехов, где есть своя пескоструйка, наиболее сложные детали стараются отдавать именно Елене.

«У Елены Андреевны простоев не бывает никогда, поток деталей постоянный, – говорит начальник участка Николай Климентов. – Таких людей всегда было мало. Но зато на ее примере мы понимаем, насколько важно отношение человека к своей работе. Обучение у всех, вроде, одно, а результаты… Ведь любые сложные детали, по любым необходимым комплексам мероприятий, все что прописано – сделает. Настолько ответственный человек, что на долю миллиметра отступить не может, надо – придет на работу раньше или задержится после, но своего добьется. А работа сложная.

Например, детали из нержавеющей стали требуют высочайшего, можно сказать, ювелирного качества пескоструйной обработки, иначе затем их покрытие просто не получится. Тут от одной, вроде бы, не самой важной и заметной операции зависит вся цепочка. Но при этом Елену не нужно контролировать, а единственная моя «головная боль» – когда она в отпуск уходит, потому что равных ей в качестве работы нет. Если бы в этой профессии ставили личное клеймо, ее детали всегда и везде гарантировано шли бы нарасхват».

Елена Андреевна, конечно, понимает, как ее ценят, но остается человеком очень скромным, и уверяет, что все ее заслуги только от того, что работа ей очень нравится, и хотя пенсию по возрасту давно заслужила, уходить не собирается. «Зарабатываю хорошо, отношения в цехе хорошие, начальник уважает, куда же я с завода?!»
Tags: ВАСО, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments