uacrussia (uacrussia) wrote,
uacrussia
uacrussia

Беспилотное будущее: состояние и перспективы боевых БЛА

MQ-1 Predator and MQ-9 Reaper - 150505-F-IO684-926.JPG
На фото: Боевые БЛА MQ-1 Predator (слева) и MQ-9 Reaper (справа) из состава 432-й эскадрильи на базе ВВС Крич (штат Невада).

Беспилотные летательные аппараты (БЛА) играют все более важную роль при выполнении таких задач боевого обеспечения, как подавление ПВО противника, разведка, целеуказание, контроль результатов ударов. Они все чаще используют в ситуациях, связанных с повышенной опасностью потери экипажей самолетов. Однако, как уверены эксперты, в обозримом будущем не предвидится полного отказа от пилотируемой авиации для проведения боевых операций.

«Боевые БЛА, несомненно, способствуют росту боевой мощи ВВС, – говорит директор дирекции программ боевой авиации ОАК, генерал армии в отставке, Герой России Владимир Михайлов. – Однако они все еще далеки от действительно эффективных ударных пилотируемых систем. Из-за свойственных им недостатков их роль как сейчас, так и в ближайшем будущем будет заключаться, главным образом, в обеспечении действий боевой пилотируемой авиации, а также в нанесении ударов по объектам противника в относительно несложной обстановке».

В количественном отношении преобладающее положение в парке беспилотников в большинстве зарубежных ВВС занимают тактические аппараты. Например, в вооруженных силах США БЛА этого сегмента составляют более 95 % парка беспилотников. Именно в этом сегменте достигнут наибольший прогресс благодаря бурному развитию микропроцессорной техники, миниатюризации радиоэлектронной компонентной базы, микромеханических устройств, датчиков, маршевых и приводных высокоэффективных электродвигателей и источников электропитания. Разработку и производство примерно 300 проектов тактических БЛА идет сейчас в более 30 странах мира.

На больших и средних высотах


На фото: Пульт дистанционного управления БЛА на базе ВВС Крич (штат Невада).

Высотные БЛА большой продолжительности полета (группа V американской классификации и класс НALE европейской) разрабатываются в США, Китае и Израиле. Пока единственным в мире образцом этого класса, доведенным до этапа серийного производства, стал стратегический разведывательный БЛА RQ-4 Global Hawk американской компании Northrop Grumman. На вооружении ВС США имеется более 40 Global Hawk различных модификаций (RQ-4A, RQ-4B и RQ-4С). В числе потенциальных заказчиков называют ближайших союзников США – Германии, Австралию, Канаду, Японию и Южную Корея.

В Китае на этапе разработки находятся два образца БЛА того же типа, которые демонстрировались на Air Show China: Soar Dragon в 2006 году и Cloud Shadow в 2016-м. О первых полетах обоих БЛА не сообщалось. Soar Dragon имеет внешнее сходство с RQ-4 Global Hawk, а Cloud Shadow с новой разработкой американской компании General Atomics Aeronautical Systems – Avenger. Планируется создание как разведывательных, так и в отдаленной перспективе боевых вариантов БЛА.

Средневысотные БЛА (группа IV в США, класс MALE в Европе) разрабатывают и производят сразу несколько стран, имеющих достаточно развитую авиационную промышленность. Это направление признается наиболее прибыльным в финансовом отношении и перспективным направлением бизнеса по сравнению с другими сегментами БЛА в ближайшем будущем. Лидирующее положение в сегменте занимают американские, израильские и китайские компании, вышедшие на массовое серийное производство этих БЛА и поставляющие их как национальным вооруженным силам, так и на экспорт.

К числу основных разработок следует отнести БЛА типа:
• Predator американской компании General Atomics Aeronautical Systems;
• Heron и Hermes израильских компаний IAI и Elbit Systems, соответственно;
• CH (Cai Hong) и Wing Loong китайской корпорации AVIC.



Европейские БЛА класса MALE отстают от американских и израильских аналогов на 5-7 лет и в основном находятся на этапе разработки. Только в мае 2016 года Минобороны Франции подписало контракт с компанией Sagem на поставку 14 БЛА Patroller.

В количественном отношении средневысотные БЛА занимают всего несколько процентов от всего парка, однако их стоимость на порядок выше, чем стоимость тактических беспилотников. Например, в CША при общем количестве БЛА более 8 000 единиц, из класса IV имеется чуть более 300 БЛА (130 MQ-1 и 190 MQ-9), что составляет 4%.

Перспективность и востребованность средневысотного класса беспилотников в решении задач воздушной разведки доказал американский опыт использования MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper при борьбе с международным терроризмом в 2001-2008 годах (см. диаграмму).

В августе 2016 года весь парк БЛА MQ-1 Predator, MQ-1C Grey Eagle, MQ-9 Reaper и их модификаций, произведенных компанией General Atomics и эксплуатируемый США, Великобританией, Францией и Италией, превысил налет 4 млн часов. В СМИ отмечалось, что постоянно в воздухе находятся порядка 70 аппаратов MQ-9 Reaper, средний налет которых составляет 700 часов в сутки. Если в 2005 году были лишь единичные случаи боевого применения MQ-1 Predator в Афганистане, то в 2016 году доля применения MQ-1 и MQ-9 в борьбе с организацией ИГИЛ (запрещена в России) в Сирии и Ираке достигла 33 % от общего количества боевых вылетов авиационных средств.

Основными тенденциями в этом классе стал устойчивый рост максимальной взлетной массы, полезной нагрузки, диапазона скоростей и высот полета за счет замены поршневых двигателей на турбовинтовые. Также идет их вооружение авиационными средствами поражения класса «воздух-поверхность».

Создание боевых (ударных) средневысотных беспилотников сегодня идет за счет оснащения имеющихся образцов БЛА авиационными средствами поражения, либо путем создания малозаметных скоростных ударных БЛА нового поколения.

Из разведки в боевые


На фото: Испытательный полет экспериментального БЛА X-45 на авиабазе ВВС США Эдвардс 4 (штат Калифорния) (19 декабря 2002 года).

Примером создания вооруженного средневысотного беспилотника является опыт фирмы General Atomics по оснащению разведывательного БЛА Predator RQ-1А двумя управляемыми ракетами AGM-114 Hellfire класса «воздух-поверхность» с лазерным наведением. RQ-1А, получивший возможность боевого применения по наземным целям, стал называться MQ-1 (M от multi-role – многоцелевой).

Используя опыт разработки RQ-1А/MQ-1 фирма General Atomics создала новый вариант БЛА Predator В – MQ-9 Reaper, который выполнил первый полет в феврале 2001 года и поступил на вооружение в 2007 году. От исходного варианта он отличается увеличенными размерами. В качестве силовой установки вместо поршневого двигателя Rotax 914 (мощность 115 л.с.) установлен турбовинтовой TPE331-10 компании Honeywell (900 л.с.). При сохранении продолжительности полета до 30 часов, потолок увеличился с 7 000 до 15 000 м, скорость полета возросла в 2 раза до 440 км/час. Взлетная масса увеличилась с 1 400 до 4 700 кг, в том числе масса полезной нагрузки с 200 до 1 700 кг. Продолжительность полета с полной боевой нагрузкой составляет 14 часов.

MQ-9 имеет шесть внешних точек подвески на которых могут размещаться до 16 ракет Hellfire, или до 6 управляемых авиабомб с лазерным наведением типа GBU-12 калибра 500 фунтов (227 кг), или 4 управляемые бомбs JDAM калибра 500 фунтов, корректируемых по GPS. MQ-9 применялся в боевых действиях в Ираке и Афганистане с 2007 года.

За период серийного производства всего выпущено более 770 БЛА семейства Predator. Серийное производство MQ-1 завершилось в 2011 году. Планируется, что MQ-1B будут находиться в эксплуатации до 2018 года, MQ-9 – до 2035-2045 годов. MQ-9 планировалось заменить разведывательно-ударными БЛА нового поколения, созданными по программе MQ-X, статус которой в настоящее время не известен. Кроме того, на базе MQ-X рассматривалось создание комплексов, способных выполнять специальные задачи свойственные самолетам разведки и управления – E-3 AWACS, E-8C JSTARS и RC-135 Rivet Joint.

Новое поколение


На фото: Взлет и посадка экспериментального БЛА X-47B на авианосец «Теодор Рузвельт» в Атлантическом океане (17 августа 2014 года).

«Наибольший интерес среди разработчиков, производителей и эксплуатантов в силовых структурах, а также экспертного сообщества, представляет объективный анализ состояния и определение реальных перспектив развития, места и роли боевых беспилотников в боевом составе ВВС за пределами пятого поколения», – считает заместитель директора программ оперативно-тактической авиации Дирекции программ военной авиации ОАК Сергей Моисеев.

В настоящее время ведутся разработки принципиально новых БЛА типа «летающее крыло» с более широким диапазоном скоростей и высот полета, высокой маневренностью и значительной автономностью полета. Их отличительной особенностью является также использованием технологий малозаметности в радиолокационном и инфракрасном диапазонах. Они рассчитаны на применения различных современных и перспективных АСП, располагаемых во внутренних бомбоотсеках.

Наибольшего успеха в этой области добились американские компании Boeing с программой X-45 и Northrop Grumman с X-47. В 1999 году Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) подписало контракты стоимостью по $131 млн c Boeing и Northrop Grumman на разработку к 2010 году демонстраторов, способных поражать наземные цели и объекты ПВО. X-45А первый полет выполнил в 2002 году, X-47А – в 2003-м.

В 2003 году программы разработки боевых БЛА X-45 в интересах ВВС и X-47 для ВМС были объединены под общим руководством DARPA. Объединенная программа получила обозначение J-UCAS (Joint UCAS). Два X-45А и один X-47А завершили программу летных испытаний в 2005 году, в том числе с выполнением боевого применения по наземным целям с использованием высокоточного оружия, расположенного во внутренних отсеках. Однако в 2006 году программа J-UCAS была закрыта, в том числе по причине расхождения концептуальных взглядов ВВС и ВМС в условиях вновь введенных финансовых ограничений по перспективным программам.

Американские ВВС сделали ставку на создание перспективного опционально-пилотируемого бомбардировщика нового поколения NGB. В дальнейшем он получил обозначение LRS-B (Long-Range Strike – Bomber – дальний ударный бомбардировщик). Не исключена вероятность, что в это время в Northrop Grumman началась засекреченная программа создания беспилотного малозаметного разведывательно-ударного БЛА под обозначением RQ-180.

В свою очередь американский флот пошли своим путем и приняли решение продолжить финансирование программы UCAS-D по созданию в 2007-2013 годах полномасштабного демонстратора палубного базирования массой до 24 т на базе X-47В. Общий объем финансирования программы составил порядка $1,8 млрд. В программе участвовали два летных образца X-47В. Первый вылет был совершен в феврале 2011 года с задержкой около 9 месяцев от запланированного срока. 14 мая 2013 года X-47В выполнил первый взлет с помощью катапульты с палубы авианосца «Джордж Буш», а первую посадку на него же совершил в августе того же года. После завершения программы UCAS-D ВМС США намеревались начать программу UCLASS (Unmanned Carrier-Launched Surveillance and Strike) по созданию полноценного палубного беспилотного малозаметного разведывательно-ударного авиационного комплекса MQ-25 Stingray для выполнения боевых задач в условиях активного противодействия средств ПВО противника. Его планировали ввести в строй в начале 2020 годов. В конкурсе планировали участвовать Northrop Grumman с X-47B, Boeing c «реанимированным» X-45С и General Atomics с БЛА Avenger. Однако в 2015 году ВМС США вместо UCLASS объявили о разработке палубного самолета-заправщика по программе CBARS (Carrier Based Aerial Refuelling System).

Европа и Китай в роли догоняющих

На 10-12 лет отстают от американских европейские программы создания демонстраторов боевых БЛА. К ним относятся, прежде всего, такие аппараты, как британский Taranis (компания BAE Systems) и западноевропейский Neuron (головной разработчик – французская компания Dassault в кооперации с авиастроительными компаниями Италии, Швеции, Испании, Греции и Швейцарии). Однако и европейцам не удалось достичь ожидавшегося прогресса.

Neuron и Taranis выполнили первые полеты в 2012 и 2013 годах, соответственно. В 2015 году было заявлено об успешном завершении программ. На следующий год Франция и Великобритания подписали соглашение о совместном финансировании и разработке компаниями Dassault и BAE Systems до 2030 года боевого БЛА по программе FCAS (Future Combat Air System) с использованием опыта создания демонстраторов Taranis и Neuron.

Первый полет китайского демонстратора боевого БЛА Sharp Sword (разработка и производство корпорации AVIC) состоялся по данным нескольких иностранных источников в 2013 году. По фотографиям видно, что Sharp Sword имеет значительное сходство с X-47В. Однако достоверной информации о ходе летных испытаний нет. Заявлялось лишь о планах поступления этого БЛА на вооружение НОАК в начале 2020 годов.

Технологические проблемы

«Обеспечение полета полностью автономного или с участием наземного оператора беспилотника, даже без боевого применения авиационных средств поражения, сопровождается рядом проблем, – говорит Владимир Михайлов. – Прежде всего, необходим соответствующий уровень развития двух ключевых технологий – микропроцессоров и систем телекоммуникации». Для поражения мобильных наземных и воздушных целей, особенно в ближнем маневренном воздушном бою, БЛА потребуются микропроцессоры с характеристиками скорости и объемом памяти эквивалентными или превышающими возможности человека. Но при отсутствии соответствующего уровня искусственного интеллекта, реагирующего на изменение обстановки, одни микропроцессоры тоже не смогут обеспечить требования, предъявляемые к эффективным боевым платформам.

Несовершенство бортовых микропроцессоров и систем искусственного интеллекта не позволит исключить в обозримой перспективе участие наземного оператора в контуре управления БЛА в части, касающейся опознавания мобильных наземных и воздушных целей, а также принятия решения на применение АСП. Поэтому все современные боевые БЛА дистанционно-пилотируемые. Например, управление MQ-1 и MQ-9 осуществляется через спутники с наземных пунктов, расположенных на авиабазе ВВС США Creech (штат Невада). При этом удаление от района боевых действий достигает 12 тыс. км. Это требует надежных систем телекоммуникации между БЛА и пунктом управления. Для массового применения БЛА потребуется значительное количество радиоканалов с большой пропускной способностью. Их дефицит впервые проявился во время боевых действий в Югославии в 1990-х годах.

В Ираке, Афганистане, Ливии НАТО имело полное информационное превосходство и господство в воздухе. «Но, исходя только из опыта этих военных компаний, трудно спрогнозировать масштабное применение беспилотников в условиях сложной воздушной, информационной и помеховой обстановки, – уверен Владимир Михайлов. – Особенно при конфликте с сопоставимым в военном отношении противником, способным оказать не только мощное радиоэлектронное подавление систем связи, управления, наведения и целеуказания, но и уничтожить околоземную группировку спутников связи и навигации».

Не в полной мере оправдываются надежды на существенное преимущество БЛА, особенно боевых, по сравнению с пилотируемыми самолетами, в части их стоимости. Вес перспективных боевых БЛА, например, X-47В превышает 20 т, что соизмеримо с весом легкого пилотируемого истребителя. При равной стоимости килограмма «сухого» веса, независимо от того, пилотируемый или беспилотный летательный аппарат, преимущества БЛА в ценовых параметрах становятся минимальными.

«Сохраняется, несмотря на значительный прогресс в последнее десятилетие, относительно низкая, по сравнению с пилотируемыми самолетами, надежность и живучесть беспилотников, которые приводят к высокому уровню аварийности, – добавляет Сергей Моисеев. – Для сравнения, пилотируемые тактический истребитель F-15 и штурмовик А-10 за весь период эксплуатации имеют показатели 2,36 и 1,94 на 100 тыс. часов налета, а MQ-1 и MQ-9 – 6,6 и 3,59 соответственно».

Будущее – за «камикадзе»


На фото: Концепция использования малых БЛА-«камикадзе», разрабатываемых в рамках программы Gremlin.

«В период до 2040 года боевым БЛА станет доступно выполнение задач автономного преодоления многоэшелонированной и многослойной системы ПВО и нанесения ударов по объектам в глубине обороны противника, – дает свой прогноз директор дирекции программ боевой авиации ОАК Владимир Михайлов. – Успешному преодолению ПВО во многом будет способствовать реализация технологий малозаметности и потенциальные возможности маневрирования БЛА с более высокими, чем пилотируемые летательные аппараты, перегрузками при выполнении противоракетных и противозенитных маневров».

Применение крылатых ракет морского, наземного и воздушного базирования в первые дни локальных войн, начиная с операции «Буря в пустыне» в 1991 году, для поражения объектов системы ПВО, командных пунктов, систем связи, управления и других важнейших объектов инфраструктуры противника стало «классикой» современного оперативного искусства. Ответом стало развитие многоканальных систем ПВО, способных с высокой эффективностью поражать крылатые ракеты.

В данных условиях существенно возрастает роль БЛА при преодолении ПВО противника в передовом эшелоне. Одной из основных задач беспилотников стало радиоэлектронное подавление и «провоцирование» ПВО противника с целью вскрытия ее средств, а также доразведки и целеуказание объектов ударов.

При прорыве ПВО противника, кроме этого, БЛА–«камикадзе» будут «вызывать огонь на себя». Массовый вход БЛА в зону поражения средств ПВО противника с плотностью налета, превышающей возможности по его отражению, может привести к дезорганизации системы управления ПВО противника и значительному расходу ракет на ложные цели. Это создаст благоприятные условия для успешного выполнения задачи радио-электронного противодействия и огневого поражения пилотируемыми самолетами.

Дальнейшим развитием беспилотных средств, обеспечивающих преодоление ПВО противника, рассматривается реализация DARPA программы Gremlin. Принципиальным отличием ее является возможность многоразового использования относительно недорогих малых БЛА класса SUAS (Small Unmanned Aircraft System), выполняющих функции ложных воздушных целей и постановщиков помех в первом эшелоне авиационной группировки. Предполагается, что эти БЛА будут запускаться как с боевых самолетов тактической и стратегической авиации ВВС и палубной авиации ВМС США, так и военно-транспортной авиации. В качестве базовой платформы, на которую «выжившие» беспилотники будут возвращаться после выполнения задачи, планируется использовать военно-транспортный самолет C-130.

В апреле 2016 года DARPA заключило контракты стоимостью по $16 млн с компаниями General Atomics, Lockheed Martin Dynetics и Kratos на разработку аванпроектов реализации концепции Gremlin. Ее летные испытания намечены на 2019 год.

Обосновывая необходимость реализации программы Gremlin, начальник отдела беспилотной авиации ВВС США полковник Трэвис Бёдин (Travis Burdine), в мае 2016 года отметил: «Если ВВС США будет поставлена задача по подавлению системы ПВО Ирана, Северной Кореи, России или Китая, имеющих сотни и тысячи зенитных ракет, то она будет решена десятками тысяч сравнительно недорогих малых беспилотников, действующих как ложные воздушные цели, постановщики помех, разведчики и “камикадзе”»!
Tags: БЛА, аналитика, будущее, инновации
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments