uacrussia (uacrussia) wrote,
uacrussia
uacrussia

Categories:

Владимир Авраменко – эпоха Комсомольского авиазавода




Поздравление П.О. Сухого с 80-летием, слева В.Н. Авраменко, в середине Н.Г Зырин, справа П.О. Сухой

Сегодня Комсомольский-на-Амуре авиационный завод имени Юрия Гагарина компании «Сухой» – современное и высокотехнологичное предприятие. Ему доверено строить самые новейшие боевые машины – Су-35С и Су-57. Высокий статус и уважение в России и мире – это результат работы нескольких поколений авиастроителей с берегов Амура.

Одна из самых ярких страниц в биографии завода связана с именем Владимира Николаевича Авраменко, отдавшего предприятию 35 лет, из которых 15 на посту директора.

- За три десятилетия, сколько я в Москве - москвичом не стал. Я все равно остаюсь комсомольчаниным, - сказал на встрече в Москве летом этого года Владимир Николаевич Авраменко. 31 августа ему исполнилось 90 лет, но он полон сил, энергии и планов. Продолжает работать в ОКБ «Сухого» консультантом, возглавляет Совет Старейшин.

Владимир Николаевич Авраменко родился 31 августа 1930 года в городе Белая Церковь на Украине. В 7 лет лишился отца. Тот был военным, участвовал в гражданской войне в Испании. По возвращении домой попал под каток НКВД и сгинул в тюрьме. Потом была война, бомбежки, эвакуация в Дагестан, возвращение домой после освобождения Украины. Авиацией будущий директор авиационного завода Комсомольска-на-Амуре увлекся еще в школе.

- Сам занимался авиамоделизмом, - вспоминает об этом времени Владимир Николаевич. - Никаких секций не было, все знания черпал из книжек. Первая моя модель была с резиновым мотором.


В.Н. Авраменко – молодой специалист, выпускник ХАИ

Довелось юному Авраменко попробовать себя в роли летчика. Это было в Харькове во время учебы в авиационном институте, куда Владимир Николаевича поступил после школы.

— Когда освоился в институте, узнал, что рядом находится аэроклуб, — вспоминает Владимир Николаевич. — Я пошел туда, и меня взяли в летное отделение. Конечно, очень хотелось летать. Мы начали изучать самолет. Это был По-2. На нем мне удалось сделать 3 вылета: два были с инструктором, на третьем уже я вел биплан самостоятельно, инструктор сидел во второй кабине».

К сожалению, летчиком будущему директору Комсомольского авиазавода стать не удалось. Очередная медкомиссия не допустила его до второго самостоятельного полета, усмотрев излишне высокое, по мнению врачей, давление. В итоге страна потеряла Авраменко-пилота, но приобрела Авраменко-авиастроителя.

Сдав все экзамены и защитив диплом, Владимир Авраменко вместе с друзьями попросился на Дальний Восток.

- Во время распределения нас спросили, где хотим работать, - рассказывает Владимир Николаевич. - До этого мы узнали, что Комсомольский завод награжден орденом за Великую Отечественную войну, там строят реактивный самолет МиГ-15. Сказали, что хотим в Комсомольск-на-Амуре.
На заводе он начинал мастером в 3-м цехе, который и в то время был крыльевым. Работал инженером в техбюро, заместителем начальника цеха, руководителем серийно-конструкторского отдела, диспетчерской службы, начальником производства, был парторгом завода, заместителем главного инженера по производству. В 1973 году сменил на посту руководителя завода Виталия Егоровича Копылова, которого перевели на Казанский завод.

- Я принял завод от Копылова на ходу, работающим, как швей¬царские часы - четко, без сбоев, – вспоминает Владимир Николаевич. - За¬вод выпускал хорошо освоенную продукцию - самолеты Су-17М в нескольких модификациях, в том числе и на экспорт, ракеты «Аметист», консоли крыла и хвостовые части самолета Су-24 для Новосибирско¬го завода, товары народного потреб¬ления. Мы регулярно выполняли план, занимали почетные места в соц¬соревновании всех уровней, получа¬ли хорошие премии.


Цех окончательной сборки шести модификаций самолётов Су-17, Су-22. 1972 г.

- Завод настолько хорошо справлялся с планами, которые были сумасшедшими по объему, что к концу года, как правило, комиссия министерств: авиационного и военного прилетала в Комсомольск, и просила еще увеличить количество самолетов к плану выпуска, чтобы компенсировать потери на других предприятиях. И завод справлялся, - вспоминает те времена начальник филиала ОКБ на «Дальмашзаводе» до 1972 года, а с 1981 года главный конструктор Су-27 Алексей Иванович Кнышев.

Владимир Николаевич Авраменко был директором завода 15 лет. Это время запомнилось, как годы стабильности в обществе и сумасшедшей - по темпу и напряженности - работы на заводе. Предприятие, которое тогда называлось «Дальневосточный машиностроительный завод» выпускало по две сотни боевых самолетов в год.

- Где-то через год после вступления в должность, - рассказывает Владимир Авраменко, - ознакомившись с проектом пятилетки, я понял, что это благополучие может довольно скоро закончиться. Надо было искать новую, перспективную продукцию, которая дала бы не только загрузку, но и развитие на долгие годы.


Т-10 (Су-27) в агрегатно-сборочном цехе

Выбор пал на проект нового самолета ОКБ «Сухого» - будущий Су-27. У Комсомольска-на-Амуре, расположенного далеко от центра страны, шансов добиться права его выпускать было немного. Владимиру Авраменко удалось привлечь в союзники генерального конструктора КБ Михаила Симонова и первого секретаря Хабаровского крайкома партии Алексея Черного. Совместными усилиями им удалось убедить министра авиационной промышленности Петра Дементьева отдать перспективный самолет Комсомольску-на-Амуре.

- Это была победа! – вспоминает Владимир Николаевич. - Это было, на мой взгляд, одно из важнейших событий в истории нашего завода и моей трудовой биографии.

Завод оснастили современным оборудованием, освоили новые технологические процессы, построили дополнительные цехи. Пока в Комсомольске-на-Амуре осваивали новый самолет, тучи вокруг будущего Су-27 постепенно сгущались. К моменту первого вылета стало ясно, несмотря на все технические новшества получить преимущества над заокеанским оппонентом не получается.

- Когда сделали около 10 самолетов, - рассказывал Алексей Иванович Кнышев, - КБ во главе с Михаилом Петровичем предложило самолет модернизировать колоссально, практически разработать его заново. Для любого другого завода эта была бы трагедия.

- Мы активно взялись за этот самолет и работали с большим энтузиазмом, подняли весь коллектив. И вдруг в 1978-м году узнаем, что… все, на этом все, — вспоминает Владимир Николаевич Авраменко. — Главный инженер на дыбы, главный технолог на дыбы — столько сделано, все насмарку, куда же смотрели, о чем думали?

- Ну а потом я побывал в КБ, и Михаил Петрович меня убедил — самолет нужно перестраивать. Ведь необходимо побеждать противника, а наш истребитель, к сожалению, не побеждал даже по своим характеристикам».

Несмотря ни на что, государственные испытания продолжались. Сначала в старой, потом и в новой компоновке. Поставленные в министерстве сроки никто не отменял.

- Комсомольский завод под руководством Владимира Николаевича, обеспечил государственные испытания, которые были проведены без остановок. С моей точки зрения, была проделана умопомрачительная, замечательная работа. Главное всё было сделано вовремя, - и сегодня не скрывает своего восхищения авиастроителями Комсомольска-на-Амуре заместитель главного конструктора Су-27 Игорь Викторович Емельянов.

Самолет давался нелегко, но коллектив завода справился. Первый опытный образец Су-27 в новой компоновке взлетел 20 апреля 1981 года, а в июне 1982 года поднялся в небо и серийный Су-27. Вот как об этом событии вспоминал сам Авраменко: «Про первый полет никто не знал. ЛИС – да, высыпал почти весь, но потом люди разошлись – самого полета почти не было видно. Каких-то особенно ярких впечатлений не осталось.

Когда вернулся – крутанул две «бочки» - значит, всё благополучно, затем двойной вираж и сел».

В 1977 году по инициативе Владимира Авраменко заводу присвоили имя первого космонавта планеты Юрия Гагарина, а перед проходными территории «А» в 1982 году был воздвигнут памятник покорителю космоса. Сегодня Гагарин – это символ завода и, в какой-то мере, его талисман.


Открытие памятника Гагарину

Время, когда директором завода был Авраменко, запомнилось огромным объемом строительства, которое вел завод. Только за годы 10-й пятилетки с 1976 по 1980 годы построено 137 тыс. кв. м. жилья, больничный комплекс, поликлиника, 3 детских сада.

- Мы вместе очень много сделали для края, для того, чтобы он развивался. С каждым годом появлялось что-то новое – птицефабрика или свинокомплекс, вступал в строй тот или иной новый завод, то цехи, то мост, то ЛЭП-500, - вспоминал Владимир Николаевич.

Все, кому довелось работать с Авраменко, отмечают, что в любых ситуациях он оставался спокоен, уважал мнение коллег. Это уже свойство культуры человека. Панибратства не допускал, но деловые благожелательные отношения были основой.

— Мне редко приходилось снимать с работы начальников служб, цехов, отделов, — вспоминал Владимир Николаевич. — В большинстве случаев удавалось убедить человека, найти общий язык или, в крайнем случае, перевести на другую, более подходящую по характеру, знаниям, личным пожеланиям работу. Успешно управлять производством не удастся, не наладив нормальных взаимоотношений с людьми, с коллективом.

В июне 1986 года на заводе побывал новый генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. Встретили его неудобными вопросами. После отъезда руководителя государства последовали оргвыводы. Со стороны крайкома партии на Владимира Николаевича нарастало давление, и он принял решение оставить директорское кресло.

- Время бывало интересное, наполненное событиями. Какие-то мелочи, неприятности как-то теряются, не влияют на общую жизненную картину. Конечно, удалось, наверное, не все. Планов было громадье, и я не собирался уходить с завода, не мечтал уехать в Москву, хотел продолжать задуманное. Но так уж сложилось… - уже много позже рассказал об этом трудном периоде своей жизни Владимир Авраменко.


Разговор на летном поле

По приглашению Генерального конструктора КБ «Сухого» Михаила Петровича Симонова в 1988 году Владимир Авраменко переехал в Москву, где через несколько лет стал директором Московского машиностроительного завода им. П.О. Сухого и первым заместителем генерального директора компании «Сухой».

90-е годы и для Комсомольска-на-Амуре, и для московского ОКБ «Сухого» были непростыми. Необходимо было учиться работать в новых условиях, искать возможности загрузки предприятий.

Здесь очень пригодился опыт Авраменко – директора серийного завода в отдаленной части страны. Очень ёмко об этом сказал главный конструктор Су-27 с 1981 Алексей Иванович Кнышев: «Авраменко - один из немногих людей, которые обеспечили сегодняшнее благополучие ОКБ «Сухого». Тогда мы смогли общими силами выйти на экспорт, что поддержало не только нас, но и все наши серийные заводы. Ведь сегодня по-настоящему работают только Комсомольский, Иркутский и Новосибирский заводы, то есть те предприятия, которые мы поддержали за счет экспорта. Здесь заслуга Владимира Николаевича невероятно большая».


Председатель Совета Старейшин в рабочем кабинете

Сегодня Владимир Николаевич, несмотря на почтенные годы, остается в строю. Уже два десятка лет он возглавляет Совет старейшин ОКБ «Сухого», который занимается помощью в решении технологических проблем, организацией участия компании в авиасалонах, работой по популяризации авиастроения в России.

- Были выдающиеся люди и на других заводах, - констатирует Главный конструктор Су-27 Алексей Иванович Кнышев, - это, несомненно, но чтобы кто-то был в моем понимании сильнее руководителей из Комсомольска – не скажу. Сейчас мы видим результат их труда – КнААЗ нынешних дней.

Tags: Комсомольск-на-Амуре, авиация, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments